Михаил Цатурян — художник и многопрофильный дизайнер. Родившись в маленьком городке на юге России, Михаил был воспитан в творческой атмосфере, так как оба его родителя работали в индустрии моды. Неудивительно, что с раннего возраста Михаил стал рисовать. По окончанию средней школы Михаил переехал в Санкт-Петербург, столицу искусства России. Это было время, когда его искусство вырвалось из альбомных эскизов, чтобы обосноваться на городских стенах и человеческих телах. Работа тату-мастером и изготовление футболок помогло Михаилу заработать начальный капитал и поступить на дизайн промышленного дизайна в частной школе искусств.

Выпускником художественной школы Михаил переехал в Южный Китай, где начал свою карьеру как самостоятельный промышленный дизайнер. Китай стал местом, где Михаил действительно окунулся в мир искусства. Его работы принимали участие в выставках и фестивалях в Шанхае, Гуанчжоу, Шэньчжэне и Гонконге.
Большинство работ Михаила выполнены в технике mashup — смешения объектов и персонажей остроумным и ироничным способом. В работах Михаила ренессансные классики легко встречают современную поп-культуру, религия отвечает технологии и поэзия встречается порнографией. Часто эти комбинации могут быть совершенно разными и неожиданными, например, Черепашкии-ниндзя карабкаются на фоне фресок Сикстинской капеллы, или Усама бен Ладен делающий селфи для Instagram. Индивидуальный стиль и причудливое чувство юмора делают его работы вирусными в Интернете и невероятно популярными. Объединив опыт, накопленный в промышленном дизайне и его страсть к искусству, Майкл обратился к скульптуре и разработал ряд работ «на стыке» нескольких миров.

Михаил Цатурян в ироническом контексте перерабатывает масс-медийные образы, от Будды до Моны Лизы. Скульптура «D-1000» – выполненная в объеме цитата из культового «Терминатора-2», изображающая момент метаморфозы неуязвимого робота «Т-1000», прибывшего из будущего. Глядя на потрясший нас когда-то эффект регенерации, можно рассуждать о том, что жидкий терминатор состоит из одинаковых наночастиц, внутри каждой из которых свой процессор и память, или думать о нравоучительном подтексте «Судного дня». Главное, что художник дает нам возможность попасть в мир фантазий и прикоснуться к легендарному кинообразу.